Saturday, September 16, 2006

- ХУТОРЯНКА -


Осенним вечером Попович
Скакал до дома, что есть мочи,
Да только ночь его догнала,
Дождь промочил, и он устало
На вдовий хутор завернул,
Коня в конюшню затолкнул,
И в дверь стал яростно стучаться:
«Открой, хозяюшка, бояться
Меня не надо, я промок
От головы до самых ног,
Передохну совсем не много,
И вновь отправлюсь в путь-дорогу!»
Вдова Матрена жизнь познала
И честных ратников видала
Со всех концов… Она неспешно
Ему ответила небрежно:
«Тебе попробуй дверь открыть,
Сперва захочешь ты попить,
Потом чавой-то пожевать,
А дальше ясно… Переспать!»

«И мыслей нет! – завыл Попович –
Мне б в уголочке, на пол ночи,
Хотя б грозу пересидеть,
Чтобы в пути не околеть».

Ну что же, сжалилась Матрена,
И указала непреклонно
На лавку, в угол. Леша сел
И с тихой грустью посмотрел
На печь, в которой щи кипели,
И так вздохнул, что, в самом деле,
В Матрене жалость поднялась,
Тут за ушат она взялась
И щи достала. Что в печи,
Как говорят, на стол мечи,
Тут не Берлин, тут Лукоморье,
И тут нельзя без хлебосолья.

Алеша щей богатых миску
Умял, и, с некоторым риском,
Чекушку браги попросил,
И, как ни странно, получил
Большую кружку самогона,
Он осушил ее сурово,
И тут же разом разомлел,
Поерзал, громко засопел,
Чихнул, рукою вытер нос,
И очень сладко произнес:
«Ты, вроде, тетка, намекала,
Что переспать б не помешало…»

Матрена рыкнула в полсилы,
И богатырь, хоть был не хилым,
Решил костьми не рисковать,
И начал тихо засыпать,
Впадая тихо в полудрему,
Стучится дождик в окна дома,
Стучит, стучит… По голове!
Попович чует – не во сне,
А наяву его мордуют!
Алеша взвыл: «Какого луя!
Матрена, ты сошла с ума!
За что ты скалкою меня?»

Матрена выдохнула: «Тать!
Задрых, подлец! А переспать?!»

0 Comments:

Post a Comment

<< Home